Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

И.Л. Солоневич о белорусских самостийниках

"Я — стопроцентный белорус. Так сказать, «изменник родине» по самостийному определению. Наших собственных белорусских самостийников я знаю как облупленных. Вся эта самостийность не есть ни убеждение, ни любовь к родному краю — это есть несколько особый комплекс неполноценности: довольно большие вожделения и весьма малая потенция — на рубль амбиции и на грош амуниции. Какой-нибудь Янко Купала, так сказать белорусский Пушкин, в масштабах большой культуры не был бы известен вовсе никому.
Тарас Шевченко — калибром чуть-чуть побольше Янки Купалы, понимал, вероятно, и сам, что до Гоголя ему никак не дорасти.
Лучше быть первым в деревне, чем вторым в Риме.
Или — третьим в деревне, чем десятым в Риме.
Первая решающая черта всякой самостийности есть ее вопиющая бездарность.
Если бы Гоголь писал по-украински, он так и не поднялся бы выше уровня какого-нибудь Винниченки.
Если бы Бернард Шоу писал бы на своем ирландском диалекте — его бы никто в мире не знал.
Если бы Ллойд Джордж говорил только на своем кельтском наречии — он остался бы, вероятно, чем-то вроде волостного писаря. Большому кораблю нужно большое плавание, а для большого плавания нужен соответствующий простор. Всякий талант будет рваться к простору, а не к тесноте. Всякая бездарность будет стремиться отгородить свою щель. И с ненавистью смотреть на всякий простор.
Когда я говорю о бездарности, я не говорю только об отсутствии таланта. Понятие бездарности включает в себя как неотъемлемую часть понятие — также и тщеславие. Есть целая масса очень хороших, очень разумных людей, которые не блещут никакими талантами, но которых никто не обзовет бездарностями: ну не дал Бог таланта — значит, не дал. Бездарность надувается, пыжится, на цыпочки становится, бездарность, прежде всего, претенциозна. Бездарность обвиняет весь мир в том, что весь мир не оценил ее дарований. И бездарность ненавидит весь мир за то, что весь мир не несет к ее ногам благодарственных даров за бездарность. Бездарность автоматически связана с ненавистью. "

Старец Феоктист о влиянии американской культуры

В молодости он был беспокойным юношей и в поисках заработка добрался до Америки, но американский стиль жизни ему совершенно не понравился, и он его отверг.

«Американцы, – говорил он, – подобно туркам, начинают изменения с одежды, чтобы потом добраться до души».

Поэтому, когда он видел жителей Патмоса, одетых в американские куртки, которые присылали им родственники, то очень огорчался, а с одного юноши он её даже сорвал. Он опасался: «Американский стиль жизни очень скоро задавит всю землю. Люди позабудут свои традиции, свой собственный образ жизни, особенности своих мест, и даже на самом маленьком островке станут вести себя подобно космополитам».

Сегодня, спустя пятьдесят лет, это уже не опасения, а действительность.

«У Америки нет собственных природных сил, их дают ей евреи, которые ею помыкают», – так говорил старец, и его предсказаниям не было конца; он изрекал их так естественно, как будто говорил о прошедшем времени.

Стихи святой мученицы Татьяны Гримблит

Бог моя отрада,
Бог вся жизнь моя,
Бог моя ограда,
С Ним умру, любя.
1921 год

У Креста

«Не отвержи мене от лица Твоего…»
Умоляю, мой Бог справедливый:
Успокой мое сердце: не жду ничего
Я от жизни земной, прихотливой.

Мне не радость сулит эта жизнь на земле,
Я решила идти за Тобой,
И в награду за то, что служу Красоте,
Мир покроет меня клеветой.

Но во имя Твое все готова терпеть,
Пусть я только лишь горе найду.
За Тебя, мой Господь, я хочу умереть,
За Тебя на страданья пойду.

Мир не понял меня, и над скорбью святой,
Что в своей затаила груди,
Посмеется шутя и, смеясь над Тобой,
Приготовит мне крест впереди.

Но готова служить всей душою Тебе,
Пусть враги мне родные мои;
Утиши мою скорбь, мир усталой душе
Посылай в наши тяжкие дни.

Пусть осудят меня, и не будет друзей,
Я с Тобою останусь одна, —
Только будь неразлучен с душою моей,
Помоги выпить чашу до дна.

Я отраду нашла у Креста Твоего,
И уж в мире от мира ушла,
Мой душевный покой отдала за Него,
Много слез в тишине пролила

Не слезами, а кровью я раны Твои,
Мой Спаситель, готова омыть.
Я хочу, чтоб скорее настали те дни.
Мне бы жизнь за Тебя положить.
1922 год

Вечная память

Ложь, клевета благодарностью будут
Мне за любовь, за труды.
Пусть меня каждый и все позабудут, —
Помни всегда только Ты.

Вечную память мне дай, умоляю,
Память Твою, мой Христос.
С радостью светлой мой путь продвигаю,
Муку мою кто унес?

Кто всю тоску, что мне сердце изъела,
Счастьем, любовью сменил,
Труд мой посильный в великое дело
Благостно в подвиг вменил?..

Молодость, юность — в одежде терновой,
Выпита чаша до дна.
Вечная память мне смертным покровом,
Верую, будет дана.
1932 год

NYPL

Очень люблю город и его суету. Мне нравятся оживленные улицы, полные людей, уличные ресторанчики, молодые студенты в кафешках с ноутбуками, решающие какие-то свои задачи. Еще очень люблю книги. Хотя в детстве не любил читать. Патологически не любил. Помню, как нужно было в начальной школе прочитать какой-то рассказ на несколько страниц, а меня просто выворачиволо наизнанку от каждой прочитанной страницы. А когда за ней следовала другая мне хотелось порвать эту книгу. Любовь к чтению пришла в старших классах, когда появились серьезные увлечения.

К чему это? Увидел фотографию Нью-Йоркской публичной библиотеки. И мне захотелось эту фотографию в большом формате повесить у себя дома. Здесь сочетаются несколько важных для меня факторов: городская суета многочисленных умных людей, книги и кропотливый труд. Настоящий восторг!







Справка: Нью-Йоркская публичная библиотека (англ. The New York Public Library, NYPL) — одна из крупнейших библиотек мира. Кроме того, одна из крупнейших научных библиотечных систем в мире. Является частной некоммерческой организацией с публичной миссией и пользуется как частным, так и государственным финансированием. Историк Дэвид Маккалоу назвал Нью-Йоркскую публичную библиотеку одной из важнейших библиотек Соединённых Штатов Америки (кроме неё в эту пятёрку входят Библиотека Конгресса, Бостонская общественная библиотека и университетские библиотеки Гарварда и Йельского университета).

В настоящее время Нью-Йоркская публичная библиотека включает 87 подразделений: четыре научных библиотеки без выдачи книг на дом, четыре главных библиотеки с абонементной выдачей, библиотеку для людей с ограниченными возможностями и 77 районных филиалов. Пользование всеми библиотеками системы NYPL бесплатное для всех желающих. В 2008 году фонды системы содержали 44 160 825 позиций (книг, видеозаписей, карт и т. д.), из которых книг 15 985 192. В филиалах хранилось 7 565 579 позиций, из которых 4 416 812 — книги. В 2009 году 44 356 334 позиций в основной коллекции и 8 708 869 в филиалах. В общей сложности фонды системы содержат более 50 млн позиций, из которых более 20 млн составляют книги. Таким образом, по размерам фондов Нью-Йоркская публичная библиотека уступает только Библиотеке Конгресса и Британской библиотеке.

К особенным коллекциям библиотеки относится первая Библия Гутенберга, что появилась в Америке. Также она является одной из самых узнаваемых библиотек в мире, благодаря своим появлениям во многих голливудских фильмах, в картинах «Послезавтра» и «Охотники за приведениями», где ей отведена главная роль.

Хоть и не патриот, но мне нравится

А.С. Пушкин Клеветникам России

О чем шумите вы, народные витии?
Зачем анафемой грозите вы России?
Что возмутило вас? волнения Литвы?
Оставьте: это спор славян между собою,
Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою,
Вопрос, которого не разрешите вы.

Уже давно между собою
Враждуют эти племена;
Не раз клонилась под грозою
То их, то наша сторона.
Кто устоит в неравном споре:
Кичливый лях, иль верный росс?
Славянские ль ручьи сольются в русском море?
Оно ль иссякнет? вот вопрос.

Оставьте нас: вы не читали
Сии кровавые скрижали;
Вам непонятна, вам чужда
Сия семейная вражда;
Для вас безмолвны Кремль и Прага;
Бессмысленно прельщает вас
Борьбы отчаянной отвага —
И ненавидите вы нас…

За что ж? ответствуйте: за то ли,
Что на развалинах пылающей Москвы
Мы не признали наглой воли
Того, под кем дрожали вы?
За то ль, что в бездну повалили
Мы тяготеющий над царствами кумир
И нашей кровью искупили
Европы вольность, честь и мир?..

Вы грозны на словах — попробуйте на деле!
Иль старый богатырь, покойный на постеле,
Не в силах завинтить свой измаильский штык?
Иль русского царя уже бессильно слово?
Иль нам с Европой спорить ново?
Иль русский от побед отвык?
Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды,
От финских хладных скал до пламенной Колхиды,
От потрясенного Кремля
До стен недвижного Китая,
Стальной щетиною сверкая,
Не встанет русская земля?..
Так высылайте ж к нам, витии,
Своих озлобленных сынов:
Есть место им в полях России,
Среди нечуждых им гробов.

Анализ стихотворения «Клеветникам России» Александра Пушкина

Общеизвестна свободолюбивая позиция Пушкина и его, мягко говоря, незавидный статус среди русского высшего общества. Опасный вольнодумец на протяжении всей сознательной жизни находился на подозрении у царской власти. В связи с этим особый интерес вызывает стихотворение «Клеветникам России» (1831 г.), написанное Пушкиным по поводу польского восстания 1830 г. Характерно, что данное произведение вызвало критические высказывания в среде либерального дворянства.

Великого поэта трудно заподозрить в стремлении угодить российскому императору. Несомненно, что произведение «Клеветникам России» было написано им под влиянием искреннего чувства негодования. Оно обращено к французским публицистам, развернувшим активную кампанию в поддержку польского восстания и резко осуждавшим военное вмешательство России.

Прежде всего Пушкин считает иностранное вмешательство совершенно недопустимым. Он рассматривает русско-польские отношения как сугубо «домашний, старый спор» между двумя славянскими народами. Обращаясь к истории, поэт указывает, что военные столкновения русских с поляками уходят корнями в глубокую древность. Пушкин ни в коей мере не признает безусловного права России на господство. На протяжении веков военные успехи попеременно переходили от одного народа к другому. Упоминая Кремль и Прагу, поэт напрямую отсылает оппонентов к польской интервенции 1610-1612 гг. и ко взятию Суворовым в 1794 г. предместья Варшавы.

Пушкин делает предположение, что гнев французов проистекает из поражения Наполеона. Наводивший на всю Европу ужас великий полководец с позором бежал из России, бросив остатки своей армии на произвол судьбы. Поэт уверен, что только благодаря отсталой (!) России европейские страны сбросили иго тирании и вновь обрели «вольность, честь и мир».

Перед лицом иностранных обвинений Пушкин даже готов поддержать своего императора («иль русского царя уже бессильно слово?») в отстаивании русских интересов. Несмотря на негативное отношение к царской абсолютной власти, поэт всегда уверен в готовности русских людей встать на защиту своего Отечества. История богата примерами попыток завоевания России, неизменно заканчивающихся торжеством русского оружия. Особенно грозно звучит последнее предупреждения автора о том, что любому агрессору всегда найдется «место… в полях России».

В США если захочешь пожить в монастыре, то попадешь все равно в православный

Читаю книгу американского музыканта и безнесмена Джесси Ицлера "Месяц на пределе", в английском варианте "Living with a SEAL" (SEAL - это морские котики). Книга о том, как мужик захотел экстрима и пригласил к себе спецназовца, чтобы тот над ним измывался, т.е. тренировал. Книга интересна тем, что человеку в суровых условиях приходится выжимать из себя то, чего он даже не ожидал в мечтах. Так те, кто служил в армии, говорят: "не знал, что я могу отжиматься 1000 раз". В обычной жизни мы отжимаемся раз 20 от силы. А так в основном живем не нарпягаясь. Интересно читать как американец, привыкший к комфорту, мирится с тем, что ему приходится бежать 10 км, а ему шорты растерли мозоль и из паха идет кровь. А ничего не поделаешь, нужно бежать. Здесь вспоминаются слова прп. Паисия Святогорца: „Я перенес такие злострадания в армии ради Отечества. А что сейчас, в монашестве, я делаю ради Христа? Если бы я сделал для Него хотя бы десятую часть от того, что делал на войне, то творил бы сейчас чудеса“.

И вот я читаю историю этого пафосного американца, и думаю: вот мужик сколько страданий переносит ради не понятно чего!
Обойдусь без пафосных речей, думаю и так все ясно...

Так вот, мужик этот меня заинтересовал и мне было интересно узнать кто это? Зашел в его инстаграмм, и увидел фото. Оказывается он автор не только этой книги, но и вот еще какой:

32946047_328830300982852_6377849743900409856_n

Но "монахи" на обложке как-то уж сильно похожи на православных, а не католических:



В общем нашел я эту книгу, и насколько понял, дело было так.

Решил мужик провести еще какой-нибудь эксперимент, типа того, с морским котиком. И нанял "продюсера", который бы помог ему с монастырем, где он прожил бы месяц. Автор ожидал, что поедет в буддийский монастырь, а оказался в Русском Православном Монастыре, где-то недалеко от Нью-Йорка, насколько помог мне мой английский. В любом случае, хочется эту книгу прочитать. А вот что написано в аннотации на Амазоне:

Entrepreneur and best-selling author Jesse Itzler's next adventure takes him to a monastery where he learns to unplug, pray, and live like a monk.

Thinking all monasteries were like the ones he saw in the movies, Jesse Itzler arrived at the New Skete religious community in remote Cambridge, New York, with a shaved head and a suitcase filled with bananas. To his surprise, New Skete monks have most of their hair. They're Russian Orthodox, not Buddhist, and they're also world-renowned dog breeders and authors of dog-training books that have sold in the millions.

jesse

Радостно, что православие настолько захватывает американцев. Надеюсь, что и автор книги уверует и примет Крещение в Православной Церкви!

Тупость!

Как же раздражает, когда в книгах вместо того, чтобы по-русски написать "макароны" они пишут "паста". Какая еще паста? Паста - это в тюбике для зубов. А макароны - это не паста.

Все обесценит смерть

Читал письма Исидора Пелусиота и заметил интересную мысль. Для нас так или иначе представляют определенную ценность наши материальные блага. Например, зарплата, недвижимость, одежда, гаджеты. Зато когда читаешь о тех людях, которые уже умерли, понимаешь, что все их богатство, состояние, недвижимость, почести - прах и пепел. Не ради этого всего нужно было жить.

Вот, например, письмо некоему Февону:

Превозносишься ты, как видно, красотою и богатством и презираешь других, у кого этого нет, а не знаешь, что украшен ты травою, которая скоро иссыхает, и удерживаешь у себя имущество, которое подобно воде, дающей пить одним за другими и снова утекающей еще к кому-либо иному. Посему, на сии ненадежные имущества смотри, как на тень, дым и ветер, и знай, что доверился ты тени, дыму и ветру.

Этот Февон превозносился, как видно из пиьсма, красотой и богатством. И где теперь его красота и богатство? Сам сгнил давно, от красоты ни следа не осталось, богатство тоже не известно где, да и страны, в которой жил уже и след простыл. И стоило ли жить ради того, от чего не останется и следа?

Зато св. Исидор известен нам сквозь века. Потому что Богу угодил, потому что ни во что вменял все то, что не вечно.

То, что ценил Февон исчезнет вместе с теми, кто тратит драгоценные секунды своей жизни на скоропреходящие ценности. Кто, хочет быть со Христом, будет в вечности наслаждаться благами и будет прославлен Господом.

Духовное оскудение

Раньше я возвращался домой, если в кармане не нащупывал четочки. Всегда в дороге руки хотя бы держались с нить, когда же садился в автобус или метро, доставал книгу и читал. Выходил из транспорта, снова руку в карман.

Сейчас возвращаюсь, если забыл телефон, иду ли по дороге, сажусь ли в транспорт - рука тянется к телефону...

современные христиане телефоны интернет

Новый бред от эволюционистов

На прошлой неделе побывал в ПСТГУ на презентации книг А. Храмова "Обезьяна и Адам. Может ли христианин быть эволюционистом?".

Еще до начала выступления я листал книгу, чтобы понять ответ на заявленный автором вопрос. Но так из самой книги и не понял. Автор все объяснил на самом семинаре, на котором он в принципе кратко пересказал всю свою небольшую работу.

Храмов предлагает новый подход к "примирению" религии и науки. Как оказалось, в ущерб религии. Т.е. религия должна принять бредовую ТЭ, поступившись своим Священным Преданием. Вернее не так.

Храмов начал свое выступление с того, что рассказал предысторию конфликта, который начался в 2005-2006 годах на Рождественских чтениях, где была представлена креационистская работа свящ. Тимофея. И как считает автор, этот конфликт заглох со смертью "вдохновителя" креацеонистов свящ. Даниила Сысоева в 2009 году. И вот он предлагает новое направление мысли, чтобы разбудить интерес к данной теме.

На самом деле я думаю, что интерес к этой дискуссии не просто угас со смертью о. Даниила. Он угас потому, что со смертью о. Даниила многие христиане узнали об этом конфликте внутри православного сообщества и приняли христианскую святоотеческую точку зрения на данный вопрос, которую и продвигал о. Даниил. Т.н. эволюционисты стали просто никому неинтересны. Скучные популисты, капитулирующие перед якобы научным мировоззрением, в котором они, впрочем, не имея толкового образования, не разбираются.

Итак, что же предложил Храмов? Его концепция называется "альтеризм" - альтернатива теистическому эволюционизму, который себя скомпрометировал тем, что отодвинул христианское Предание под давлением современного научного знания. Альтеризм же не упраздняет Священное Предание Церкви. Но, как я понял, истолковывает это Предание с точки зрения современных научных воззрений. Т.е. это еще хуже, чем теистический эволюционизм. Те хоть более честны: если что-то в Предании противоречит современной науки, значит Предание нужно отбросить. А эти хотят и в Церкви оставаться, и в эволюцию верить.

Но в аудитории были разумные православные мужи, которые показали бредовость идей Храмова. И сделали это очень элегантно. Не знаю, понял ли сам автор книги, но было действительно смешно. Потому как судя по его разработкам, получается, что либо смерть все-таки не через человека, либо мир существовал в виде двух параллельных реальностей - один райский нетленный, другой - где смерть двигала эволюцию.

Кто хочет попинать автора нелепой идеи может 27 февраля в 19.00 прийти в Покровские Ворота.

Обложка книги говорит о духовном развитии (?) автора: