Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Христиане и язычникы во время эпидемии чумы

После короткой передышки обрушилась на нас эта болезнь – для них самое страшное из всего страшного, из всех бед самая жестокая и, как говорит их собственный писатель, событие исключительное, какого никто не мог ожидать. Для нас оно таким не было; как и в других случаях, Господь нас испытывал и закалял. Болезнь не обходила и нас, но поражала больше язычников».

«Весьма многие из наших братьев по преизбытку милосердия и по братолюбию, не жалея себя, поддерживали друг друга, безбоязненно навещали больных, безотказно служили им, ухаживая за ними ради Христа, радостно умирали вместе; исполняясь чужого страдания, заражались от ближних и охотно брали на себя их страдания. Многие, ухаживая за больными и укрепляя других, скончались сами, приняв смерть вместо них. Народная поговорка, бывшая, казалось, только выражением благожелательности, осуществлена ими на деле: они были действительно людьми, уходившими из жизни, будто они сор перед другими.

8. Так уходили из жизни лучшие из братьев: священники, диаконы, миряне; их осыпали похвалами, ибо такая смерть, возможная только по великому благочестию и крепкой вере, считалась равной мученичеству.

9. Они принимали тела святых на распростертые руки и прижимали их к груди, отерев глаза и закрыв рот, несли на своих плечах и не могли от них оторваться, обнимая; омыв, заворачивали в красивые покровы, а вскоре им уделяли те же заботы: оставшиеся в живых всегда следовали за теми, кто скончался до них.

10. Язычники вели себя совсем по-другому: заболевавших выгоняли из дома, бросали самых близких, выкидывали на улицу полумертвых, оставляли трупы без погребения – боялись смерти, отклонить которую при всех ухищрениях было не легко».

(Из Церковной истории Евсевия Кесарийского)

Догмат Святого VI Вселенского Собора о двух волях и двух действованиях во Христе

Также проповедуем, согласно учению святых отцов, что в Нем два естественные хотения или воли нераздельно, неизменно, неразлучно, неслитно, и две естественные воли не противоположные, как говорили нечестивые еретики, да не будет, но человеческая Его воля уступает, не противоречит или противоборствует, а подчиняется Его божественной и всемогущей воле. Ибо, по учению премудрого Афанасия, надлежало воле плоти быть в действии, но подчиняться воле божественной. Как плоть Его называется и есть плоть Бога Слова, так и естественная воля Его плоти называется и есть собственная воля Бога Слова, как сам Он говорит: яко снидох с небесе, не да творю волю мою, но волю пославшего Мя Отца (Иоанн. 6, 38), называл своею волею волю плоти, поелику и плоть стала Его собственною плотию. Как всесвятая и непорочная одушевленная его плоть, будучи обожена, не уничтожилась, но осталась в своем собственном месте и положении, так и Его человеческая воля, будучи обожена, не уничтожилась, а сохранилась, согласно с Григорием богословом, который говорит: воля того, мыслимого в Спасителе, будучи всецела обожена, не прекословит Богу. Утверждаем, что в одном и том же Господе нашем Иисусе Христе, истинном Боге нашем, два естественные действия нераздельно, неизменно, неразлучно, неслитно, то есть, божественное действие и человеческое действие, согласно с богопроповедником Львом, говорящим ясно: каждое естество производит то, что ему свойственно, в общении с другим, когда, то есть, Слово совершает то, что свойственно Слову, и плоть приводит в исполнение то, что свойственно плоти. Не будем выдавать за одно естественного действия Бога и твари, чтобы не возвести сотворенного в божественную сущность, и не низвести превосходства божественного естества на место, приличное тварям. Одному и тому же приписываем и чудеса и страдания, соответственно тому и другому естеству, из которых Он состоит, и в которых Он имеет бытие, как сказал чудный Кирилл. Итак, оградив со всех сторон нераздельное и неслиянное, провозгласим все сказанное в коротких словах. Веруя, что Господь наш Иисус Христос, истинный Бог наш, есть один от святой Троицы и по воплощении, говорим, что два Его естества проявились в одной Его ипостаси, в которой Он истинно, а не призрачно заявил Себя чудесами и страданиями в течение всей своей домостроительной жизни, с обнаружением естественного различия в той же одной ипостаси в том, что то и другое естество хочет и производит свойственное себе в общении с другим. Поэтому-то мы и признаем две естественные воли и действия, согласно сочетавшиеся между собою для спасения рода человеческого.

Священномученик Онуфрий (Гагалюк) об уклоняющихся в раскол

К этой скорби присоединилась большая печаль и вообще о нашей Церкви Православной, благодаря ложному и вредному для Божьего дела поведению современных церковных оппозиционеров, порвавших с законным Зам. Патр. Местобл., М. Сергием Нижегородским и Патриаршем при нем Синоде. Порвав с М.С., они перешли уже в раскол... Горе здесь усиливается тем, что среди этих оппозиционеров есть много искренних и ревностных святителей и пастырей. Есть, конечно, среди них и враги Церкви, под личиною святителей веры, они опираются на свой бывший авторитет, сеют большую смуту в нашей многострадальной Церкви, раздирая ее хитон на радость обновленцев, самосвятов, григорианцев, сектантов и неверов и других. А в чем тут дело у оппозиционеров? Почему они неверы? Оппозиция выступила против православных святителей за то, что М.С. открыто заявил, что наша Православнвя Церковь не может питать те настроения, которые мечтают о возвращении прежнего дореволюционного внешнего строя; что Православная Церковь будет помогать современному правительству во всех его гражданских делах, кроме идеологически-религиозного дела; что Церковь Православная скорбит и болеет о неудачах и внешних опасностях для Государства и Правительства нашей страны.

М.С. и все согласные с ним святители (подавляющее большинство), и все верующие миряне имеют тут полное свое оправдание в учении Церкви Божией о подчинении предержащей власти, даже и неверной (Рим. 15:1–7). Оппозиция, конечно, тогда всегда покорная предержащей власти, и отнюдь не идущая против нее, соблазняется, однако, близостью Церкви Божией к современному правительству неверующему; боится, что тут смешиваются вера с безбожием. Оппозиция впадает здесь в фарисейство: неужели может допустить, что М.С. и другие святители так пали низко, что предают и Церковь Божию и веру и переходят в неверие. И М.С. и все согласны с тем, что все верные сыны Церкви Поместной Православной – и на свободе, и в узах, и ссылках – не менее православны и служат Церкви, чем оппозиционеры, как они об этом стараются подчеркнуть. Отрываться от М.С. и святителей, не укорив их в ереси или расколе (чего, конечно, нет) – это значит потерять всякий минимум церковного послушания и легкомысленно относиться к делу своего спасения душевного...

Но есть еще одно глубокое непонимание у оппозиционеров. Они не считаются с идеей богоснисхождения, идеей Царства Божия на земле. В чем же Царство Божие на земле? В сообщении людям Божественной жизни, принесенной на землю Воплотившимся Богом. Задача слуг Христовых, пастырей Церкви Христовой – привлекать как можно большее число людей к этой жизни Божественной, для счастья и блаженства вечного возможно большего числа людей. Православная Церковь Божия есть та спасительная ограда и тот дом, где подается эта Божественная жизнь. Обрывать все пути для вовлечения в лоно верующих современных неверов, значит препятствовать делу Божиему, п.ч. Бог всем людям желает спастись и в разум истины придти (1Тим. 2:1–6).

Священномученик Онуфрий (Гагалюк) считал иосифлянство расколом

Что дал мне десятилетний стаж архиерейский?

Думаю, что я получил некоторый духовный опыт в отношении людей, — за эти годы тысячи людей прошли передо мной: в Киеве, Елисаветграде, Одессе, Кривом Роге, Харькове, Перми, Кудымкоре, Тобольске, Старом Осколе. Много разных характеров видел я. И умиление, крепкую веру в Бога, милосердие к несчастным...

Опыт жизни научил меня узнавать: кто враг Церкви и кто ее верный сын... Годы моего архиерейства прошли в чрезвычайно сложной церковной обстановке. Первые дни моего святительства совпали с наиболее наглыми, циничными насилиями обновленцев над Церковью Божией.

Иоанникиевщина, лубенщина, григорианский раскол, неверные шаги митрополита Агафангела, иосифлянский раскол, в среде которого есть немало идейных нестроений. Все это волновало, всем этим болел я как епископ, боялся за верующих, боролся, как мог, с раздирателями Христова Хитона.

Скорби тюрем и ссылок — незначительны в сравнении со скорбями церковными... Как я удержался от этих расколов при своей боязливости и неопытности! Только по милости Божией! Очевидно, были и добрые люди, за молитвы которых Господь сжалился надо мною и оставил в ограде Своей Церкви.

Внешнее положение Церкви от нее не зависит, и мы не дадим за сие отчета перед Богом. А дадим отчет Судии в том, что могли сделать и не сделали.

Отдавая все на волю Божию, мы, святители Церкви Православной, должны со всем усердием служить Богу и людям каждый «тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией»».

Старец Феоктист о влиянии американской культуры

В молодости он был беспокойным юношей и в поисках заработка добрался до Америки, но американский стиль жизни ему совершенно не понравился, и он его отверг.

«Американцы, – говорил он, – подобно туркам, начинают изменения с одежды, чтобы потом добраться до души».

Поэтому, когда он видел жителей Патмоса, одетых в американские куртки, которые присылали им родственники, то очень огорчался, а с одного юноши он её даже сорвал. Он опасался: «Американский стиль жизни очень скоро задавит всю землю. Люди позабудут свои традиции, свой собственный образ жизни, особенности своих мест, и даже на самом маленьком островке станут вести себя подобно космополитам».

Сегодня, спустя пятьдесят лет, это уже не опасения, а действительность.

«У Америки нет собственных природных сил, их дают ей евреи, которые ею помыкают», – так говорил старец, и его предсказаниям не было конца; он изрекал их так естественно, как будто говорил о прошедшем времени.

Старец Феоктист об обмирщении монахов

Его очень огорчало обмирщение монахов.

– С каждым днём дела всё хуже и хуже. Монахи живут с удобствами, которых нет и у мирян, и очень много времени посвящают тому, что соединяет их с миром. Пребыванию в монастыре они предпочитают поездки, богослужению – различные встречи, любят знакомиться со знаменитостями, а не общаться с теми, кто страдает и терпит нищету. Они раздают свои фотографии, чтобы стать известными миру.

Об обращении заблудших

"Какие же средства для обращения заблудших, неверующих, раскольников и еретиков? Обыкновенно таким средством называют апологетику: возвещение истины Божией и опровержение неверия и всяких ересей и суеверий. Это -- лучшее средство. Но оно не главное, а главное -- это усердная молитва об обращении всех заблудших".

Священномученик Онуфрий (Гагалюк)

Модернисты

По поводу вот этого.

Мне интересно, как долго эти модернисты протянут чисто экономически? Я как-то гулял по центру и зашел в известный приход модернистов в Москве. Там все мне было интересно, ибо необычно. Иконы такие на западный манер, дораскольный, на голубом фоне. Священник под папистов выбритый, что на голове, что на бороде, которой нет. Облачение максимально приближено к западным. И даже барышни на клиросе, как будто чтобы на зло подчеркнуть свою особенность незамужнюю -- без платочков. Все это было смешно. Но в субботу вечером храм был абсолютно пустой! Мне-то все равно, главное, что они не раскольники никакие, и толкучки нет, как во всех нормальных храмах. Но выглядит это все крайне комично :)

ПС.: А несколько лет назад у этих ребят я когда-то достал две Брюссельские Библии 1989 года издания!

Стихи святой мученицы Татьяны Гримблит

Бог моя отрада,
Бог вся жизнь моя,
Бог моя ограда,
С Ним умру, любя.
1921 год

У Креста

«Не отвержи мене от лица Твоего…»
Умоляю, мой Бог справедливый:
Успокой мое сердце: не жду ничего
Я от жизни земной, прихотливой.

Мне не радость сулит эта жизнь на земле,
Я решила идти за Тобой,
И в награду за то, что служу Красоте,
Мир покроет меня клеветой.

Но во имя Твое все готова терпеть,
Пусть я только лишь горе найду.
За Тебя, мой Господь, я хочу умереть,
За Тебя на страданья пойду.

Мир не понял меня, и над скорбью святой,
Что в своей затаила груди,
Посмеется шутя и, смеясь над Тобой,
Приготовит мне крест впереди.

Но готова служить всей душою Тебе,
Пусть враги мне родные мои;
Утиши мою скорбь, мир усталой душе
Посылай в наши тяжкие дни.

Пусть осудят меня, и не будет друзей,
Я с Тобою останусь одна, —
Только будь неразлучен с душою моей,
Помоги выпить чашу до дна.

Я отраду нашла у Креста Твоего,
И уж в мире от мира ушла,
Мой душевный покой отдала за Него,
Много слез в тишине пролила

Не слезами, а кровью я раны Твои,
Мой Спаситель, готова омыть.
Я хочу, чтоб скорее настали те дни.
Мне бы жизнь за Тебя положить.
1922 год

Вечная память

Ложь, клевета благодарностью будут
Мне за любовь, за труды.
Пусть меня каждый и все позабудут, —
Помни всегда только Ты.

Вечную память мне дай, умоляю,
Память Твою, мой Христос.
С радостью светлой мой путь продвигаю,
Муку мою кто унес?

Кто всю тоску, что мне сердце изъела,
Счастьем, любовью сменил,
Труд мой посильный в великое дело
Благостно в подвиг вменил?..

Молодость, юность — в одежде терновой,
Выпита чаша до дна.
Вечная память мне смертным покровом,
Верую, будет дана.
1932 год

Все, расходимся!

В воскресенье был в храме. Читали Евангелие:

Collapse )

Обратил внимание на следующие слова: "Иисус сказал ему: еще одного недостает тебе: все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, следуй за Мною".

Рядом сидели нищие, а мы безжалостно отдавали последнюю мелочь, какую имели.
Даже подумал, что хорошо бы было отдать все бумажные деньги, которые были в кошельке. Потом подумал, что хорошо бы пирожков купить, а остальное можно отдать. Но потом подумал еще и решил: ну, не!

Все, расходимся!